October 17th, 2009

puss

Аузан о модернизации на полит.ру

Интересная лекция, как всегда.

...Они отобрали 13 стран по следующему признаку: это страны, которые в течение 25 лет показывали средний темп роста не ниже 7%, то есть устойчиво растущие страны. Состав оказался очень пестрым: там есть Оман и есть Ботсвана, там есть Бразилия и есть Южная Корея, там есть Сингапур, естественно. Что пытались сделать те, кто реализовывал этот проект, включая бывших президентов и премьеров, которые там участвовали? Они пытались найти общие черты, и они нашли пять общих черт.

Во-первых, нужно полностью использовать возможности включения в мировое хозяйство. Я бы сказал, из этого очевиден вывод - страны, которые проводят изоляционистскую политику, не имеют шансов, хотя что такое «полностью использовать» - это очень сложный вопрос. Вот когда на сырье стоит страна, она использует все возможности, продавая это сырье?

Признак номер два - нужно поддерживать макроэкономическую стабильность. С этим несколько проще: инструменты поддержания макроэкономической стабильности известны. Довольно многие страны этим пользуются, иногда с большим успехом пользуются страны, от которых этого и не ожидаешь. Вот, например, из стран постсоветских очень неплохо проходит кризис Азербайджан: и вошли мягко, и девальвация маната не потребовалась. А страна-то полностью стоит на нефтяном бюджете, полностью от нефти зависима, ее кризис должен был разрушить - нет, ничего, грамотным макроэкономическим регулированием кризис проходят. В принципе, десятки стран в мире владеют эти инструментом, хотя не у всех это получается.

Третий признак - рыночное распределение ресурсов. Опять-таки, законодательство необходимое принять, в общем-то, можно - все знают, какое это законодательство. Но рынки получаются у многих перекошенные, потому что монопольная власть существует на этих рынках, соединение власти и собственности. Поэтому никакой тайны в этом признаке нет: известно, как его использовать, известно, с какими трудностями сталкиваются страны, когда это все внедряют.

А дальше начинаются очень интересные вещи. Два признака успешно растущих стран – это высокая норма сбережения инвестиций и довольно туманный признак, который комиссия называет «эффективность и целеустремленность лидерства и координации» или наличие национального консенсуса по поводу долгосрочных целей развития. Вообще, эти два признака говорят про одно и то же, что людей удалось убедить отказаться от сиюминутных выгод и поверить в то, что можно вкладываться в будущее. Причем не только потребителя, который готов сберегать, - это многим удается и на постсоветском пространстве: и в России, и в Украине, где довольно высокие нормы сбережения по итогам подъема, -  а вот убедить еще эти сбережения превращать в производственные инвестиции, да в долгосрочные инвестиции, вот это непонятно, как удается.

...Институциональная экономика отличается двумя исходными положениями: в отличие от неоклассической теории, мы признаем человека ограниченно рациональным и склонным к оппортунистическому поведению. Мы это и к себе тоже относим. Насчет того, что наука умеет много гитик, у нас с самого начала были сомнения. Поэтому какие-то интерпретации возникают, и безусловно, институциональная экономика может делать операциональные вещи, но изменить ход истории не может и вряд ли сможет, извините.
puss

Об нано

Заезжал старый друг, даже компаньон когда-то, физик. Не виделись семнадцать лет. Он сейчас менеджером проектов в Детройте жалеет страшно, работает в научном центре при Henry Ford Hospital. Доводит до серий замечательные наукоемкие устройства и технологии. Например, микроскопические радиоактивные источники, убивающие метастазы на точно заданную глубину в ткани (порядка 1 мм), что дает возможность отказаться от мастэктомии, удалять собственно опухоль и затем помещать этот прибор непосредственно в послеоперационную полость для дальнейшей терапии. Или, другой пример, покрытия из соединений кальция и фтора, будучи нанесенными на поверхность искусственных суставов, обеспечивают срастание их с живой тканью, резко сокращая процент случаев, требующих повторных операций. Иными словами, та самая бытовая фантастика, прописываемая сегодня как средство вставания с колен.

В Кишинев он завернул после международного нано-форума в Москве, где выступал с приглашенным докладом (Роснанотех оплатил все, включая дорогу). Кстати, около 30% приглашенных из США не приехали, не сумев справиться с заковыристой анкетой для получения российской визы (инфа от девочек из оргкомитета). Впечатления - смешанные. Односторонне пообщался в узком кругу с Медведевым, Чубайсом, Ковальчуком, Прохоровым. "Ну, что, - спрашиваю, - Чубайс? Сам-то верит в успех?" - "Верит или нет - не знаю, но чувствуется, что очень хочет. Впрочем, глаза живым светом загорались два раза. Первый - когда говорил, что мечтает создать российский аналог NASDAQа и запустить, таким образом, рынок технологических инвестиций. Второй - идея организации совместных с Западом фондов, которые финансировали бы создание в России наукоемких производств."

Про русский NASDAQ мне как бы все понятно, богатая идея. При наличии административного ресурса и соответствующего инсайда, это будет игра не для слабонервных. Но кто-то крепко заработает, легко даже догадаться - кто. Второй сюжет не так однозначен. Речь, насколько я понял, идет не о покупке технологий, а именно о создании совместных производств. Чем собираются соблазнять инвесторов пока не очень понятно, разве что собственно российским рынком, но так ли он велик с учетом специфики этих производств? А что это России даст? Произносятся слова про кристаллизацию интеллектуального потенциала, толчок образованию и т.п. Т.е. создание культурного феномена для старта? Звучит небезнадежно, сомнения лишь в качестве реализации. Кстати, Ковальчук потряс заокеанских гостей своей простотой. Произнес спич, что мы сделаем и то, и это, а закончил так: "Ну, может я тут все неправильно сказал, так вы поправьте, скажите как - мы так и поступим." Аудитория осталась в недоумении.