?

Log in

No account? Create an account

В поисках жанра - VII

« previous entry | next entry »
апр. 4, 2008 | 10:18 am

Продолжение. Начало - 1, 2, 3, 4, 5, 6.

Методологические выводы

Представив исторический обзор проблемы сингулярностей в космологии XX века, включая такие ее интерпретации, как рождение Вселенной, мы можем, наконец, вывести из нее некоторые методологические заключения, касающиеся соотношения между теологией и естественной теологией (или философией вообще), с одной стороны, и научными теориями и моделями, с другой. В дальнейшем, - говорит Хеллер, - под интерпретацией я буду понимать не "экзегезу математической структуры" (иначе, истолкование - прим. Pussbigeyes) данной теории или модели, а, скорее, интерпретацию, "наложенную" на эту теорию или модель (Хеллер употребляет слово superimposed, означающее механическое наложение поверх - прим. Pussbigeyes).

1. Как мы видели, самая современная научная теория или модель обычно дает начало теологическим или философским интерпретациям, и очень часто эти интерпретации подаются с такой убежденностью, как если бы мы предположили, что сами теории или модели являются неоспоримыми научными результатами. Например, после доказательства нескольких теорем о существовании классических сингулярностей Хокинг (со своим соавтором Эллисом) высказал мнение, что эти теоремы поддерживают "идею, что Вселенная получила начало конечное время тому назад". Позднее, когда Хокинг (со своим коллегой Хартлом) предложил хорошо сейчас известную модель квантового происхождения Вселенной, он переключился на интерпретацию, которая наилучшим образом может быть передана следующей цитатой:

Пока мы считаем, что у Вселенной было начало, мы можем думать, что у нее был Создатель. Если же Вселенная действительно полностью замкнута и не имеет ни границ, ни краев, то тогда у нее не должно быть ни начала, ни конца: она просто есть, и все! Остается ли тогда место для Создателя?

2. Можно заниматься теологией или естественной теологией без какого бы ни было контакта с научными теориями или моделями, и, на самом деле, многие теологи и философы предпочитают такой путь поисков в своих дисциплинах. Однако, в этом случае есть опасность, что вместо научных теорий и моделей некие псевдонаучные идеи или устаревшие концепции послужат основой для теологических или философских построений. Правда в том, что ни теология, ни философия не могут изучаться вне "культурной среды" данной эпохи, и общий образ мира составляет жизненно важный элемент этой среды. Если образ мира не взят (критически) из науки, он наверняка впитает теологические или философские спекуляции из различных интеллектуально подозрительных источников человеческого воображения.

3. Во многих теологических или философских интерпретациях космологических теорий или моделей, обе стороны - и теологи, и космологи (особенно, последние) - часто предъявляют образ Бога, создающего мир и играющего с законами физики, например, бросая кости, чтобы решить, какой модели Вселенной следует дать жизнь. Кстати, очень часто в таких ситуациях законы физики кажутся свободными от всемогущества Бога, и, в любом случае, Бог предполагается ограниченным законами вероятности и статистики. Иногда такая картина мира играет роль метафоры или эвристического средства в неком абстрактном анализе. Если такой образ Творца воспринимать более серьезно, едва ли можно узнать в нем Бога теологии или иудео-христианства, чьи функции ни в коей мере не сводились к "производству" мира.  Вот почему в этом контексте я, скорее, предпочитаю говорить о Демиурге, нежели об аутентичном Боге. Однако, это не значит, что теологу нечего почерпнуть о Боге из научных теорий. Эти теории могут раскрыть некоторые неожиданные "способы существования" (например, вневременной характер или некоммутативный режим), которые, по аналогии, могут быть использованы в теологических размышлениях о Боге.

4. Математическая модель могла бы иметь некоторое значение для теологического или философского анализа, даже если она не подтверждена эмпирически и даже если никогда не будет подтверждена. Любая математическая модель, если только она корректно построена, показывает, что набор предположений, на которых она основана, непротиворечив, и в таковом своем качестве он может либо опровергнуть, либо подтвердить некую философскую идею. Например, наша некоммутативная модель, объединяющая ОТО и квантовую механику, говорит нам нечто интересное с философской точки зрения, даже если она никогда не найдет эмпирической поддержки. Смысл в том, что существование во времени и в пространстве не является обязательной предпосылкой для развертывания физики. В частности, эта модель опровергает широко распространенную среди философов доктрину, что существование во времени есть условие sine qua non для возможности изменений и динамики. Изменения и динамика в обобщенном смысле, напротив, возможны даже в отсутствие таких локальных понятий, как точка или момент времени.

5. Никогда не следует забывать о временном и преходящем характере всех физических теорий и моделей. Даже если некоторые из них успешно преодолевают противостояние с эмпирическими данными, они всегда оказываются "специальным случаем" будущей более общей теории или модели. Новая концептуальная среда может сделать их сегодняшние философские или теологические интерпретации не притягательными больше, но даже чрезвычайно искусственными.

6. Научные теории или модели являются per se нейтральными относительно теологических или философских интерпретаций. Они могут интерпретироваться различными способами до тех пор, пока эти интерпретации не противоречат их математической структуре. Это не означает, что все эти интерпретации равнозначны, а только то, что они не могут быть опровергнуты аргументами, взятыми только из самих этих теорий или моделей. Теологические или философские интерпретации научных теорий или моделей могут, конечно, критически соперничать друг с другом. Попперовский "критерий фальсифицируемости" в полной мере применим к ним: любая разумная интерпретация должна быть открыта для дискуссий и критики ее противниками.

Окончание следует.

Link | Leave a comment |

Comments {14}

Acsus

(no subject)

from: acsus
date: апр. 4, 2008 11:20 pm (UTC)
Link

Согласен насчёт пафоса в Агни-Йоге. Его действительно много. Хотя я считаю, что для задач этого учения пафос был нужен. Книги были написаны для подготовки учеников, а вовсе не для описания мироустройства.
Но собственно АЙ в нашей беседе ни при чём.
Теософии как таковой на самом деле вообще нет. Были некогда группы людей, назвавшие сами себя теософами и делавшие попытки хоть что-нибудь понять в этом мире, хотя и удалось это немногим.
А так... Просто есть неисследованные возможности человека и есть огромное количество информации, неизвестное науке. И иногда есть смысл посмотреть на вроде бы известные и очевидные вещи с другой стороны.

Reply | Parent | Thread